После беспокойного года глобальная элита столкнулась с неопределенностью во всем мире

Бoгaтыe стрaны тoжe стaли eщe бoгaчe, нo бoльшaя чaсть прeимущeств дoстaлaсь мeньшинству нaсeлeния, a мнoгиe грaждaнe чувствуют сeбя брoшeнными или исключeнными из oбщeствa. Глoбaлизaция xoрoшa для генерирования богатства, но с задачей по максимальному наращиванию благосостояния народа справляется менее успешно. В континентальной Европе крепнут политические движения, выступающие против истеблишмента. Предыдущие фазы глобализации, например, перед Первой мировой войной, прерывались из-за «начала внезапных, неожиданных кризисов, заостряющих внимание на новых линиях разлома», считает Джеймс. Победа Трампа на выборах в США и решение Великобритании выйти из ЕС обратили вспять движение ко все более тесной глобальной экономической интеграции, которое началось после окончания Второй мировой войны», — говорится в статье. «Но готовность Китая к роли лидера вызывает сомнения даже в том маловероятном случае, если другие — например, Трамп — согласятся ему это позволить. «Интуиция подсказывает мне, что мы не выкарабкаемся», — говорит Гарольд Джеймс, профессор Принстонского университета. Экономические проблемы, накладываясь на страхи перед иммиграцией и терроризмом, поощряют негативное отношение к политикам-центристам и связанным с ними элитам, пишет издание. По мнению автора, от текущей ситуации выигрывают движения или отдельные лица, которые сочетают апеллирование к культурной идентичности с идеями, направленными против истеблишмента. «Россия давно выступала против лидерства США, но у нее нет экономического веса, хотя она и является сильным геополитическим игроком, способным дестабилизировать соседние страны», — пишет издание. «Сейчас мир до ужаса уязвим» перед такими событиями, как убийство российского посла в Турции, — событиями, способными повлечь за собой неудержимую эскалацию. «Вопрос в том, можно ли его спасти», — полагает он. «Суть перемен в фундаментальном парадоксе глобальной экономики послевоенного периода», — пишет издание. Впереди маячит мир, где неопределенность только усилится», — заключает автор. «Единственная возможная замена — Китай», — пишет издание. Что касается ЕС, то его распад или уменьшение более вероятны, чем его господство в глобальной экономике. Вдобавок глобализация нуждается в покровителе, поскольку США замыкаются на себе. В развивающихся странах свобода торговли, взаимосвязь разных частей света и научно-технический прогресс спасли миллиарды людей от нищеты и создали растущий средний класс. Между тем большинство экономистов-центристов считает, что торговые барьеры — помеха экономическому росту и, следовательно, популистские решения — еще хуже, чем проблемы, которые пытаются с их помощью решить. «По словам западных официальных лиц, Москва подогревает эту тенденцию», — говорится в статье. Автор отмечает: одна из причин нарастания имущественного неравенства — технический прогресс, выгодный образованным и высококвалифицированным горожанам, но оставляющий не у дел многих жителей сел и маленьких городков. Стивен Фидлер | The Wall Street Journal

После беспокойного года глобальная элита столкнулась с неопределенностью во всем мире

На этой неделе, в то время как мировая финансовая, деловая и политическая элита собирается на Всемирном экономическом форуме в Давосе, глобальный экономический порядок шатается, пишет обозреватель The Wall Street Journal Стивен Фидлер. «В 2016 году начался новый исторический этап.

  • Май 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Апр    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031  

    Реклама